Игры вокруг просветительской деятельности

Игры вокруг просветительской деятельности

Предлагаю вашему вниманию рассмотрение интересной ситуации возникшей вокруг принятия нового закона о Просветительской деятельности.  Вкратце, этот закон даёт возможность легально заниматься просветительской деятельностью и волонтёрством.  Если проект будет принят, тогда даже физическое лицо может  получить статус просветителя помогающего решать людям их бытовые, здровотные, психологические и профессиональные проблемы. Таким образом можно в рамках закона создавать кружки, секции, школы  и общины по интересам, если данная деятельность несёт пользу людям и не идёт в разрез с интересами и законами государства.

И как только появился данный законопроект, весь научный институт во главе с самыми высокими академиками почувствовав появление или легализацию конкуренции, начали бурную деятельность против вступления данного закона в силу. Ниже рассмотрим мнения законодателей и очень быстро сформированной оппозиции.

Научный институт не видит положительных аспектов принятия нового закона об образовании, а больший акцент делает на негативных последствиях контроля чиновников за деятельностью неподконтрольного сегмента  интернет-волонтёрства. И конечно же стыдно признаться, что наука видит в движении просветительства конкуренцию.

Доводы против закона очень интересны, от критики архаичности самого понятия «просветительская деятельность»  до  обвинений в антидемократичности и возможном ущемлении свободы слова. Это очень занимательное чтиво с точки зрения попыток помешать созданию в России самостоятельного образовательного сегмента, не зависимого от западного научного консенсуса.

Закон о просветительской деятельности

Комитет Совфеда по образованию и науке рекомендовал палате одобрить закон о просветительской деятельности.  Сенаторы рассмотрят документ 31 марта.

Ранее Госдума приняла закон, предусматривающий закрепление понятия «просветительская деятельность» в законе об образовании в России. 18 ноября 2020 года в Госдуму был внесен Проект федерального закона №1057895-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (в части введения просветительской деятельности)». Согласно поправкам, в закон об образовании впервые вводится само понятие просветительства — фактически как образовательной деятельности за рамками официальных образовательных программ. Также вводится понятие регулирования такой деятельности — эта обязанность возлагается на правительство. Запрещается использование такой деятельности для разжигания социальной, расовой и других типов розни.

Отмечалось, что, согласно документу, под понятием «просветительская деятельность» следует понимать осуществляемую вне образовательных программ деятельность, направленную на распространение знаний и навыков «в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов».

Кто сможет ей заниматься?

Просветительскую деятельность осуществляют органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, уполномоченные ими организации, а также вправе осуществлять физические лица, индивидуальные предприниматели или юрлица при соблюдении требований закона.

Что ограничивает закон?

Предложено запретить использовать просветительскую деятельность для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях народов, а также для побуждения к действиям, противоречащим Конституции РФ.

Порядок и условия ведения просветительской деятельности, формы контроля за ней определит Правительство.

Кроме того, для подписания международного договора в сфере образования потребуется специальное заключение Министерства просвещения или Министерства образования и науки, или ведомства, в ведении которого находится вуз.

Когда закон заработает?

Он вступает в силу с 1 июня 2021 года.

Почему это необходимо?

Закон призван оградить российских граждан, в первую очередь школьников и студентов, от антироссийской пропаганды, подаваемой под видом просветительской деятельности.

«Отсутствие соответствующего правового регулирования создает предпосылки для бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из‑за рубежа и направленных на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя», — сказано в пояснительной записке.

Реакция прозападных СМИ (forbes.ru)

Госдума приняла в финальном третьем чтении закон о просветительской деятельности, против которого выступают многие ученые, блогеры и авторы образовательных проектов по всей стране. Предприниматели, на бизнесе которых могут отразиться поправки, рассказали Forbes, как изменится рынок и что они планируют делать после того, как закон вступит в силу.

Законопроект внесли в Госдуму 18 ноября 2020 года, в конце декабря его приняли в первом чтении. Согласно тексту законопроекта, правительство разработает формы контроля деятельности людей и организаций, которые занимаются просвещением. Многие просветители восприняли поправки резко негативно. Астрофизик Сергей Попов создал на платформе Change.org петицию против принятия законопроекта. К 16 марта ее подписали более 230 000 человек.

Несмотря на это, 9 марта закон приняли во втором чтении. После этого против его принятия выступил весь президиум Российской академии наук (РАН). Академики написали открытое письмо Владимиру Путину с просьбой не подписывать документ. 16 марта поправки приняли в третьем чтении. Они должны вступить в силу с 1 июня.

В тексте законопроекта отсутствует четкое определение «‎просветительской деятельности», поэтому пока не ясно, какие именно проекты попадут под его действие‎. Многие предприниматели, в том числе основатели онлайн-лекториев и EdTech-платформ, обеспокоены, что он может усложнить жизнь их бизнесу. Под понятие «‎просветительской деятельности»‎ попадает деятельность любой компании, которая проводит мастер-классы, вебинары и другие мероприятия, целью которых является передача знаний и навыков, говорит старший партнер фирмы «‎Титов, Кузьмин и партнеры» Андрей Кузьмин.

Юрист предполагает, что просветители столкнутся с классическими плановыми и внеплановыми проверками сотрудников Рособрнадзора. «Если регулирующие органы выявят нарушения, они, скорее всего, будут выносить предписания и выписывать штрафы»‎, — рассуждает он. По словам Кузьмина, пока проверяют только образовательные организации — у них есть формальные программы обучения и они могут выдавать официальные дипломы об окончании этих программ. А новый закон позволит проверять любого, кто делится со своей аудиторией какими-либо знаниями и навыками, считает он.

Мнения собранные либеральными СМИ

Максим Спиридонов, основатель онлайн-проекта Digital Dolina, ранее CEO онлайн-платформы «Нетология»

«Власть создает систему инициатив, подобных «пакету Яровой» (два законопроекта, декларирующиеся как антитеррористические, в частности обязывают операторов записывать и хранить данные пользователей. — Forbes) и закону о «суверенном рунете» (федеральный закон об автономной работе интернета. По замыслу его авторов, необходим для стабильной работы российского сегмента интернета в том случае, если его отключат об общемировой сети. — Forbes). Такие проекты — это инструменты уничтожения любой неугодной власти позиции. Для таких крупных компаний, как «Нетология-групп», «Фоксфорд», EdMarket и подобных им, сначала последствий не будет. Они, если выражаться метафорически, — бронепоезд, который будет стоять на запасном пути. Однако, впоследствии, если власти что-то не понравится, с помощью нового закона она сможет оказывать давление на всех: в том числе на проекты «Нетологии-групп», которыми я руководил прежде, и на проект Digital Dolina, которым я занимаюсь сейчас.

Закон также касается непосредственно меня как публичного человека с сотнями тысяч подписчиков в социальных сетях. Мне придется иметь в виду, что ко мне могут прийти представители каких-то органов надзора с претензиями по тем или иным вопросам.

Переезжать в другую страну я не буду, но такое положение определенно доставляет мне дискомфорт и, возможно, создаст сложности для проектов, которыми я занимаюсь».

Анастасия Погожева, основательница онлайн-лектория Level One

«Законопроект направлен на контроль гуманитарного образования и выглядит как инструмент для избирательного наказания. В его появлении нет необходимости — все законы, нужные для контроля образования, уже существуют.

Одно из возможных последствий — бюрократия. Мы проводим несколько сотен лекций в месяц и создаем огромное количество образовательного контента в других форматах — тексты, квизы, обсуждения. Необходимость любых согласований означает, что мы будем полностью погружены в бумаги. Это приведет к росту наших расходов и цен на образовательные услуги.

Еще один возможный негативный эффект — наказание за неправильное просвещение. Даже если допустить, что мы сами не будем ничего бояться, я уверена, что многие из лучших экспертов в стране не захотят подвергать себя рискам и сменят область деятельности или даже гражданство.

Я не планирую переезжать и надеюсь, что закон оставит мне возможность и дальше работать в России».

Александр Ларьяновский, управляющий партнер онлайн-школы Skyeng

«Этот закон представляет собой еще один инструмент для борьбы со свободомыслием и инакомыслием в любых формах. То есть власть поставила перед собой задачу — бороться не с самим просвещением, а с «неправильными»‎ настроениями. Видимо, скорость принятия закона важнее его качества. Если механизмы регулирования будут слишком жесткими, конечно, придется сворачивать деятельность. В самом крайнем случае можно будет переехать за границу, но это план, к которому я бы прибегнул в последнюю очередь».

Антон Маскелиаде, музыкант, основатель «Школы Маскелиаде»‎

«Это очередной запретительский и вредный закон, направленный на борьбу с несуществующими угрозами. Из-за размытых формулировок в тексте закона его можно трактовать как угодно. Это создает высокие риски для коррупции и вредного контроля, если кто-то кому-то будет неугоден. Такой закон нанесет урон просветительской деятельности моей страны: огромному количеству энтузиастов, пассионариям, которые продвигают свои мысли и развивают комьюнити.

Я не знаю, как это повлияет на мою школу: может случиться все, что угодно. Если закон ее как-то коснется, мне будет очень неприятно, потому что это мой личный творческий проект, направленный на то, чтобы делать людей счастливее. Если над ним появится надзорный орган, который будет выдавать разрешение на то, что я могу говорить, а что нет, у меня просто пропадёт желание заниматься этим здесь.

Творчество умирает из-за надзора и инспекторства. Мое творчество — это моя жизнь. Мне комфортно сейчас работать, и я не хочу никуда уезжать, но если мне будут мешать заниматься творчеством и школой, то это будет подталкивать меня сменить место жительства».

Оксана Селендеева, основательница онлайн-школы Coddy

«Этот закон — бред и маразм. Когда создаешь правило, нужно прописать, при каких условиях оно действует, особенно в таком сложном деле, как образование и просветительская деятельность. Я человек вне политики, но мне кажется, что это политическая история. Если вдруг кто-то будет неугоден власти, к нему можно применить закон. На мой взгляд, в нашей стране достаточно других вопросов, на которые правительству действительно стоило бы обратить внимание, — домашнее насилие, например. Решать подобные проблемы гораздо важнее, чем принимать непонятные законы о просветительской деятельности.

Если закон действительно примут и начнутся ограничения, я не стану уезжать из страны. Надо будет адаптироваться под новую реальность, но я хочу надеяться, что этого не произойдет. Я все-таки хочу верить, что там [в правительстве] собрались умные люди, а не идиоты».

Продолжение кризиса, миллиарды в образовании и власть зумеров: чего российский бизнес ждет от 2021 года

Надежда Макова, СЕО медиаплатформы «Теории и Практики» и EdTech-сервиса K-AMPUS

«Сегодня для организации лекции или мастер-класса, которые действительно стали новыми вечеринками, достаточно пригласить спикера и собрать аудиторию, что доступно каждому. Принятие законопроекта может серьезно осложнить деятельность многих просветительских проектов, которые и так постоянно балансируют на грани. Не будет откровением сказать, что создание бесплатного просветительского контента — не самый коммерчески успешный тип деятельности.

Я и моя команда не откажемся от своей миссии и будем продолжать создавать для широкой аудитории качественный, разнообразный и полезный просветительский контент. Надеемся, что нас и сотни наших коллег услышат и не дадут нанести непоправимый вред всей отрасли просвещения, хотя бы предоставив реалистичные и достижимые параметры лицензирования этой деятельности».

Михаил Мягков, основатель онлайн-платформы MAXIMUM Education

«Меня удивляет слишком широкая трактовка понятия «просветительская деятельность». Под это определение попали все. Теперь не только наша компания, которая занимается образовательной деятельностью, но и любой блогер становится «просветителем». Что это означает для всей страны — я рассуждать не берусь. Но для рынка образования, кажется, это новые возможные ограничения, бюрократические процедуры, неясный контроль и надзор. Проще не будет точно».

Михаил Дашкиев, основатель образовательной платформы «Юниты» и проекта «Бизнес Молодость» (сейчас закрыт)

«Основной риск в том, что пока не будут сформулированы четкие правила, ни государство как регулятор, ни рынок не смогут функционировать эффективно. Кроме того, я убежден, что любое жесткое регулирование провоцирует отток игроков рынка, а это, в свою очередь, ведет к снижению конкуренции, что может в конечном счете ухудшить качество предоставляемых продуктов.

В нынешней интерпретации закон, безусловно, распространяется и на проект «Юниты». Конечно же, если его примут, нам всем нужно будет работать с учетом нововведений. Планов на переезд или смену деятельности у меня нет. Мы стремимся к максимальной прозрачности, и поэтому я надеюсь, что власть услышит пожелания всех тех, кто задействован в сфере просвещения, и внесет соответствующие корректировки, которые позволят участникам рынка качественно выполнять работу».

Доводы против закона о «просветительской деятельности»

Принятие закона о просветительской деятельности ограничит свободу слова, затормозит популяризацию науки и погубит многие независимые образовательные проекты — в этом уверены ученые, просветители и бизнесмены. Научный журналист и исполнительный директор Ассоциации коммуникаторов в сфере образования и науки Александра Борисова объясняет, что не так с новым законопроектом

18 ноября 2020 года в Госдуму был внесен Проект федерального закона №1057895-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (в части введения просветительской деятельности). На первый взгляд, поправок не так уж много. В закон об образовании впервые вводится само понятие просветительства — фактически как образовательной деятельности за рамками официальных образовательных программ. Также вводится понятие регулирования такой деятельности — эта обязанность возлагается на правительство. Запрещается использование такой деятельности для разжигания социальной, расовой и иных типов розни. Наконец, документ запрещает образовательным организациям подписывать какие бы то ни было международные договоры (за исключением договоров об образовании).

Документ вызвал резонанс и активно обсуждается в профессиональном сообществе. Петицию против него подписали — по состоянию на 28 января — более 178 000 человек. Авторы петиции справедливо апеллируют к тому, что просветительская деятельность чаще всего носит волонтерский характер и любое ее регулирование и лицензирование приведет к ее сворачиванию, так как у просветителей-любителей не будет времени и ресурсов на работу по согласованию. Кроме того, под широкое определение просветительства могут попадать образовательные сайты, YouTube-каналы, подкасты.

По сути это является формой предварительной цензуры, напоминающей о самых мрачных страницах российской истории

Отозвать законопроект призвал президиум РАН. Декларацию против поправок опубликовала газета «Троицкий вариант — Наука» — под ней подписались более 1600 ученых. Против выступили и создатели, и руководители независимых просветительских проектов России — они написали открытое письмо с требованием отказаться от законопроекта: «Регулирование просветительской деятельности, о котором идет речь, по сути является формой предварительной цензуры, напоминающей о самых мрачных страницах российской истории, и прямо ограничивает свободу слова и дискуссии в нашем обществе». В числе подписавших документ — Михаил Зыгарь (проект «История будущего»), Александр Архангельский (премия «Просветитель»), Филипп Дзядко (медиапроект Arzamas), Мария Бородецкая (культурная платформа «Синхронизация»), Юрий Сапрыкин (проект «Полка»), Ирина Прохорова (Фонд Михаила Прохорова), Ивар Максутов (медиа «ПостНаука») и другие, всего 17 человек.

Образование vs просветительство

Первое, что смущает, — само помещение проблематики просветительской деятельности в закон об образовании. Этот закон регулирует формальное образование, которое регламентируется и лицензируется. Просветительство — сфера, которую также называют неформальным образованием, популяризацией науки, научной коммуникацией, — принципиально отличается тем, что это добровольная деятельность, которой занимаются ученые для распространения научного знания и научной культуры. Ее традиционно описывают в законах о науке, стратегиях развития инноваций и технологий, потому что ее задача состоит именно в повышении восприимчивости общества к науке. Вот, например, гигантский обзор норм регулирования такой деятельности в Латинской Америке и описание соответствующей системы в ЮАР: везде понятия, близкие к просветительству, увязаны с наукой и инновациями. Это делается в разных форматах — от очень жестких (в Китае есть отдельный закон о популяризации науки) до очень мягких и низовых (в ЕС это внедрено на уровне норм и правил при выделении финансирования на научные исследования), — но всегда отражает принципиальное отличие такой деятельности от образовательной. Поэтому помещение просветительства в закон об образовании предполагает ликвидацию этой сферы как таковой — если мы планируем лицензировать неформальное образование, оно перестанет отличаться от формального.

Что не так с «просвещением»

Проблему вызывает и сам термин «просвещение», о чем специалисты по научной коммуникации много говорили еще до возникновения поправок. Авторы законопроекта явно понимают под ним неформальную образовательную деятельность — это, действительно, одно из значений, которое закрепилось за термином в России в последние десятилетия. С точки зрения международной практики куда более распространенными являются термины «популяризация науки», «научная коммуникация», «вовлечение в науку», «неформальное научное образование».

Термин «просвещение» ассоциируется только с эпохой Вольтера и может восприниматься как слишком патерналистский и неуважительный по отношению к аудитории. С другой стороны, у нас есть Министерство просвещения (образовано в 2018 году), которое занимается совсем не популяризацией знаний, а классическим формальным образованием. Используемая в названии ведомства трактовка термина восходит к 20-м годам XX века, именно тогда в СССР за массовым образованием закрепилось название «просвещение». В результате два совершенно разных понятия называются одним и тем же словом, и эта неопределенность вносит вполне реальную сумятицу.

Новый закон будет напрямую противоречить тому, что приписывается ученым в уже существующих нормах

Получается, что регулировать сферу просвещения как неформального образования, которое ведут в большей степени ученые, приглашает Министерство просвещения, которое не имеет прямого отношения к работе ученых, их деятельность относится к Министерству науки и высшего образования, а его голос в дискуссии об этом законопроекте не слышен. Министерство просвещения, в свою очередь, не видит в законопроекте никакой проблемы, потому что они работают в сфере формального образования, оно лицензируется и регулируется и никаких других «форм жизни» они по роду занятий не знают.

Прояснить или запутать?

На самом деле нормы для реализации просветительской деятельности в российском правовом поле уже существуют. На уровне закона о Российской академии наук ей передана функция популяризации науки. Стратегия научно-технологического развития (здесь мы полностью соответствуем мировым нормам) предписывает сформировать систему общественной коммуникации науки, обеспечить диалог с обществом и его восприимчивость к инновациям.

Новый закон об образовании будет напрямую противоречить тому, что приписывается ученым в этих уже существующих нормах, так что в противоположность тому, что говорят авторы закона, они не проясняют ситуацию, а лишь запутывают ее.

«38% всей дезинформации о пандемии в мире»: как Трамп в одиночку боролся с наукой

Не только просвещение

Поправки могут серьезно усложнить работу и снизить рентабельность коммерческих просветительских проектов: «На разработку одной программы может уйти год, после чего мы постоянно дорабатываем материал по просьбам слушателей. Если в этот цикл включать проверки и согласования, на бизнесе это скажется негативно. Образовательный бизнес и так не самый прибыльный из всех возможных, а любое дополнительное регулирование усложнит работу и снизит качество продукта», — поделилась директор культурной платформы «Синхронизация» Мария Бородецкая.

Наконец, мало кто обратил внимание, что под действие законопроекта попадет не только просветительская деятельность, но и любая работа вузов, связанная с международным взаимодействием. В случае принятия поправок закупка зарубежных книг университетской библиотекой может осуществляться только после согласования с федеральным органом исполнительной власти, то же касается, например, проведения международного круглого стола и конференций в вузе или заключения договора по международному научному проекту. И это еще одна правовая коллизия: реализация СНТР (Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации) и Национального проекта науки предполагает широкое международное сотрудничество, в том числе организацию крупных международных научных проектов на территории России. Каким бы ни был механизм согласования, который должны предложить ко второму чтению Министерство просвещения и Рособрнадзор, понятно, что он вряд ли не сможет вписаться в существующие нормы работы ученых. В этом смысле последствия закона могут быть куда серьезнее, чем вызвавший большой международный резонанс приказ Минобрнауки об ограничении общения с иностранными учеными.

Раньше тоже было нельзя

Наконец, не имеет смысла и пункт, особенно важный для авторов поправок (если судить по сопроводительным документам). Использование просветительской деятельности запрещается «для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях». Однако разжигание всех этих типов розни в Российской федерации и так запрещено другими актами и нормами. Таким образом, за нарушение этого запрета есть достаточные основания привлечь к ответственности любого нарушающего, включая просветителя. В соответствующих актах прописаны и наказания, которые ждут нарушителей — поэтому внесение этого пункта в закон об образовании избыточно и может только послужить источником противоречий. Никакой конструктивной роли оно не несет.

P.S.

Все эти конструктивные мысли очень похожи на подобные мысли противившиеся закону о деятельности в России иностранных агентов. И как оказалось наш научный институт играет в те же игры, что и политики. Но лично меня, это нисколько не удивляет.

Просветление в науке является как красная тряпка для быка, но из текста видно как всех кого раньше называли учёными массово записывают в просветители.

Люди не роботы и не только знаниями едиными должны питаться. Возвратим народу понятие мудрости и будем жить долго и счастливо.

Закон будет принят и вступит в силу 1 июня 2021 года.

 

Похожие сообщения

Оставить комментарий

Войти с помощью: